Нина

Режим ожидания
04.10.2020
Алхимик
11.10.2020

Нина

Едва слышно хлопнула входная дверь.

– Ниночка, присоединяйтесь к нам пить чай с пирожками. Они сегодня у Гали получились на удивление воздушные, – слегка приосанился Павел. Но эта чуть заметная смена положения не осталась незамеченной его женой.

 

Галина давно, не отдавая себе отчета, привыкла обращать внимание на малейшие движения супруга, интонацию голоса, даже элементарную смену настроения, угадывая таким образом его самочувствие. Эта многолетняя привычка выработалась после заболевания Павла и срабатывала на автомате, включая тумблер в подозрительных случаях. Так и в это раз, Галина лишь нежно взяла мужа за руку, слегка сжав пальцы.

 

Они давно жили вдвоём в уютной, трехкомнатной хрущевке, обставленной по лучшим традициям и стандартам благополучия советских времен. Чешская стенка с хрустальной посудой в серванте и довольно внушительной библиотекой; ковер на полу, когда-то считавшийся дефицитным; комплект мягкой мебели с раскладывающимися креслами на случай приезда гостей. А на крохотной кухне часто стоял густой аромат свежеиспеченных пирожков и наваристого борща, любимого блюда Павла.

 

Но гости были достаточно редко в их доме. Дети давно выросли и съехали; обзавелись семьями и своими детьми; обросли карьерами, ипотеками и кредитами. Близких родственников не было, а друзья как-то сами собой отсеялись в период бесконечных больниц и санаториев. И в их уютной небольшой квартире Павел с Галиной на физическом уровне чувствовали образовавшуюся давящую пустоту.

 

Идея пригласить квартирантку возникла у супругов одновременно и, казалось, только ждала удобного случая, кто первый ее озвучит. Потому и одобрена была незамедлительно и единогласно, с некоторыми оговорками: одинокая чистоплотная девушка за символическую плату. Не ради корысти, а исключительно для компании.

 

Так в их доме несколько месяцев назад поселилась Нина и заняла свободную комнату. Стройная высокая девушка, всегда была опрятно одета в классическом стиле, что искусно подчеркивало точеную фигуру, при этом, не открывая лишнего сантиметра тела чужому взору, но оставляя бесконечное пространство для фантазий. Глубокий пронзительный взгляд ее карих, почти черных глаз, казалось, проникает в самые потаенные уголки души, считывая человека как открытую книгу. Черные волосы Нины легкой волной спадали до самого пояса, выгодно контрастируя со светлой кожей, которая ранее считалась визитной карточкой истинных аристократов. Утонченные манеры, плавные движения и легкая, почти невесомая походка, придавали девушке воздушности и завершенности образа. Со стороны казалось, что она потерялась во времени и пару веков назад вполне могла стать музой великого художника или поэта, который сделал бы её героиней своего романа.

 

Нина работала санитаркой в больнице, а все свободное время уделяла волонтерству. Поэтому уходила из дома рано, а возвращалась в самый раз к вечернему чаю. А Павел, начиная с самого утра, ждал непринужденных бесед на маленькой кухне их уютной квартиры. И, надо сказать, что это общение пошло ему на пользу. Невооруженным взглядом было видно, что мужчина  воспрял духом, болезнь беспокоила все реже и внешне он даже несколько помолодел.

 

Ждала вечернего чая и Галина. Но иначе, с некоторой опаской. Она сама не могла понять, что её настораживало в девушке и в сложившейся ситуации. Несмотря на улучшение мужа, она подкоркой осознавала, что что-то не так. Нет, дело было не в бессмысленной ревности, учитывая, что спали супруги в разных комнатах. Не мог же Павел после стольких прожитых вместе лет и пройденных испытаний влюбиться в молодую девчонку. Это было что-то другое. Неуловимое и неизбежное. И от этого тягучего ощущения начинало неприятно ныть под ложечкой.

 

Каждый вечер после непринужденных бесед, все обитатели квартиры шли в свои комнаты до утра. И это был тот самый момент, которого Павел ждал еще больше, чем вечернего чая. Все дело было во снах. Раньше он их не видел или не помнил. Но с тех пор, как в доме поселилась Нина, он помнит каждый свой сон. Отчетливо и в деталях. Каждую ночь ему снится девушка. Молодая и страстная. И безудержный секс, совсем такой, как в молодости. На столько яркий, что не редко Павел по утрам находил физическое подтверждение на своём белье. И чего нет уже не один год в реальности. Это и было его тайное молодильное лекарство, о котором жена не догадывалась.

 

Но одна особенность все же была: Павел помнил абсолютно каждую деталь, кроме одной – лица девушки. Оно всегда было надежно сокрыто ночными тенями темной комнаты с наглухо зашторенными занавесками. Но мужчина знал, что она была прекрасна.

 

Эта ночь не была исключением. Как только Павел уснул, вновь явилась она. Девушка пришла из ниоткуда. Не скрипнула половица в паркете, не шелохнулась занавеска. Она просто материализовалась из воздуха, а в комнате тут же повеяло прохладой. Так было каждый раз и уже само по себе вызывало желание, подобно приобретенному рефлексу у собак знаменитого профессора. И снова не было  видно ее лица.

 

Но сегодня Павел решил изменить сценарий и щелкнул выключатель ночника:

– Нина? – с одной стороны он был крайне удивлен, а с другой понимал, что это сон и тут чего только не бывает. «Хорошо, что хоть не Макаровна со второго этажа».

– Меня зовут la Niña, или Санта Муэрте.

– Санта кто?

– Муэрте. В ваших краях более распространено Святая Смерть.

«Дурне спить, дурне сниться!» (пер. Глупый спит, глупое снится), – щелкнул Павел выключателем и они продолжили предаваться дикому, почти животному сексу.

 

Утром Галина, не дождавшись мужа на завтрак, заглянула к нему в комнату. Там вечным сном спал Павел с застывшей улыбкой счастья на лице…

 

#МагияСлова #МастерскаяРеальности #СантаМуэрте #АлхимияДуши

© 2020, Iryna Selyutina. Все права защищены.

Iryna Selyutina
Iryna Selyutina
Помогаю познать искусство управления реальностью и трансформировать жизнь к желаемым переменам. Практикую. Исследую. Консультирую. Обучаю.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *