Рукопись жизни

Размышлизмы на тему. Белый лист
16.11.2020
В режиме локдауна. Мир в окне
24.11.2020

Рукопись жизни

Итак, почему я пришла писать? Потому что внутренние переживания стали воплощаться в реальности в виде странных, а порой и страшных, снов, нервных срывов и депрессии. Менялась философия жизни, отношение к религии и социальным устоям. Мне пришлось искать выход, чтобы окончательно не потерять и без того зыбкую почву под ногами. По этому поводу первым направлением стал магический реализм. Он зашел. Там можно красиво переплетать факты с вымыслом и никто толком не поймет, что истории про вампиров и привидений, на самом деле, автобиографические. Там я могу не казаться странной и не от мира сего. Я пишу историю своей жизни.

В одной из глав мне гинеколог как-то сказала: «У вас дети есть? Это хорошо. Потому что больше не будет». А окулист добавил: «Пигментный ретинит. Свыкайтесь». Вероятность больше не иметь детей меня не очень-то и пугала. У меня уже есть прекрасные сын и дочь. Скорее, она оставила какой-то неприятный осадок неполноценности, что со мной что-то не так. Но вот перспектива ослепнуть окончательно и бесповоротно, надолго ввергла меня в панику и закопала глубоко в депрессию. Я все пыталась выкарабкаться и смириться с тем, что остаток жизни придется провести в кромешной темноте.

Я переворачиваю лист. Неожиданная беременность. Несколько раз делала тест, ходила на УЗИ, чтобы удостовериться, что все нормально и нет никаких угроз или отслоек. И все действительно было хорошо. Отличное протекание и развитие плода согласно нормам и срокам. Смущал только ранее поставленный диагноз по глазам и перспектива кормить ребенка наощупь. Но муж сказал: «Рожаем. Справимся. Я рядом». Конечно же, в подготовке к родам необходимо было учитывать все факторы риска и мы обратились к окулисту. Когда сняли диагноз пигментный ретинит и сообщили о наличии лишь кист, которые поддаются лечению, мы это восприняли как еще одно чудо.

Еще лист. На плановом УЗИ третьего триместра гинеколог долго хмурилась, перепроверяла, пересчитывала и сообщила о нарушении кровотока в пуповине. Меня госпитализировали и стали колоть препараты, чтобы легкие ребенка открылись, если будет экстренное кесарево. Оно было через три дня. Сын родился в сроке 31 неделя с ростом 38 см, весом 1380 г и диагнозом некротический энтероколит. Три недели мы питались через зонд, голодали, снова пытались кушать. В ручке бессменно стоял катетер от линии, а на ножке – датчик от пульсоксиметра. Палату круглосуточно освещал свет от синей лампы – лечение желтухи новорожденных.

На двадцать второй день ребенок сдался. С метаболическим ацидозом его перевели в реанимацию, где развилась полиорганная недостаточность. Три дня. Люблю тебя, Илюша. Ты навсегда останешься в наших сердцах.

Старшие дети так никогда и не увидели своего братика. Я вернулась из роддома одна. А на похороны мы их не брали, чтобы не травмировать психику.

Белый лист. Я привыкаю жить в новых старых обстоятельствах. Без этого маленького комочка, которого мне подарили неожиданно и так же нагло отобрали. А каждую ночь я его кормлю, колышу и пою колыбельные. Мне долго еще снились больничная палата и медсестры по сменам.

Прошло девять месяцев. Очередная глава. Мы с мужем решили отвезти моего отца на его малую родину. Папа давно хотел проведать на кладбище покойных маму, брата и дочку, то есть, мою сестру. В самый день выезда в 6 утра позвонила мама: «Папа умер». Он не дождался всего один день и встретился с родственниками уже без условностей, дорог и расстояния.  Похоронили мы его рядом с внуком, которого он так ждал и так оплакивал потом. Надеюсь, тебе там хорошо, папа, и у тебя уже больше ничего не болит. Люблю.

Белый лист. Я учусь жить в новых обстоятельствах. Мне теперь некому сказать «папа». Я больше не почувствую прикосновение твоих натруженных мозолистых рук. Ты никогда не обнимешь меня и не скажешь «Моя маленька». Спасибо, что ты был. Помню.

Глава очередная. Чуть меньше восьми месяцев с похорон папы. Чуть больше месяца назад от сегодня. У дочки был день рождения и свекровь позвонила поздравить внучку с праздником. Вместе с тем сообщила, что у нее обнаружили коронавирус. Через пару дней болезнь перетекла в пневмонию и свекровь госпитализировали приблизительно на три недели. А затем выписали домой с воспалением то ли зубного канала, то ли нерва. Снимки же, сделанные в частной клинике, показали наличие гноя в гайморовой пазухе и тканях головы. Таким оказалось её осложнение. Свой пятьдесят пятый день рождения она встретила в реанимации после проведенной операции. Там же и обнаружили тромб.

Вчера врач сообщил, что большая часть мозга умерла. Свекровь не знает кто она, не понимает, что ей говорят, не узнает близких людей, не двигается. Не осталось даже приобретенных рефлексов. Она реагирует только на резкий громкий шум. Открывает один глаз и, не поворачивая головы, ищет на потолке его источник. А затем просто закрывает глаз. Моя свекровь сейчас как белый лист. Её рукопись жизни почти дописана. Время перешло на часы.

Итого, все те же девять месяцев. Мы скоро будем начинать очередную главу, в которой снова будем учиться жить при новых обстоятельствах.

Боюсь ли я чистого листа в писательстве? Нет. Мне есть чем его заполнить.

Боюсь ли я белого листа в жизни. Наверное. Потому что не знаю, что ждет на очередной странице.

© 2020, Iryna Selyutina. Все права защищены.

Iryna Selyutina
Iryna Selyutina
Помогаю познать искусство управления реальностью и трансформировать жизнь к желаемым переменам. Практикую. Исследую. Консультирую. Обучаю.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *